Обзор судебной практики по 223-ФЗ. Часть IV «Контроль при осуществлении закупок»

12 июля 2018
Обзор судебной практики по 223-ФЗ. Часть IV «Контроль при осуществлении закупок»

Редакция iEcp.ru подготовила очередную часть адаптированного обзора судебной практики, выпущенного Верховным Судом России. Здесь читатели узнают о примерах допустимых и недопустимых внеплановых проверок, о соразмерности предписанных мер и прочем.

Предыдущая часть обзора доступна по ссылке, а с полной версией можно ознакомиться здесь. В данном тексте представлены главные тезисы, сформулированные ВС РФ по теме контроля при осуществлении закупок, а также поясняющие примеры из судебной практики. Напоминаем, что текст носит ознакомительный характер и представлен в упрощенной форме для более легкого понимания материала. В случае необходимости рекомендуем обращаться к оригиналу обзора.

17. Процедура рассмотрения жалоб участников закупки описана в 18.1 статье Закона о защите конкуренции, а основания указаны в 3 статье Закона о закупках (часть 10).

Суть примера из судебной практики сводится к тому, что антимонопольный орган может принимать решения только по тем нарушениям, которые предусмотрены 3 статьей Закона о закупках (часть 10), не выходя за рамки действующей на текущий момент редакции. Кроме этого, было обозначено, что рассмотрение жалобы должно проводиться в соответствии с доводами заявителя. Антимонопольный орган не имеет права по собственной инициативе устанавливать дополнительные нарушения в действии/бездействии заказчика, не отраженные в жалобе.

18. Проведение внеплановых проверок со стороны антимонопольного органа допускается, если их предметом выступает соблюдение заказчиками Закона о защите конкуренции

В первом примере из практики общество безуспешно пыталось оспорить решение и предписание антимонопольного органа, созданное по результатам внеплановой проверки. Обвиняемая сторона использовала некорректную систему оценки заявок участников, которая позволяла закупочной комиссии произвольно оценивать заявки, отдавать преимущества отдельным участникам, а в дальнейшем и заключать с ними договоры.

Аргументация нарушителя была построена вокруг того, что Закон о закупках не предусматривает проведение внеплановых проверок антимонопольным органом, который, соответственно, действовал за пределами своей компетенции, совершая данное действие. Суд, рассматривая дело, определил следующее:

- 17 статья Закона о защите конкуренции (части 1, 5) запрещает заказчикам совершать действия, которые становятся или могут стать причиной любых ограничений конкуренции, включая ее недопущение и устранение, при проведении закупок в рамках Закона о закупках;

- в 5, а также в 1 части (пункты 2, 3) данной статьи обозначено, что относится к данным действиям, например, создание участнику преимущественных условий и нарушение порядка выбора победителя;

- из вышеизложенного вытекает, что несоблюдение заказчиками отдельных требований Закона о закупках может в тоже время свидетельствовать о нарушении антимонопольного законодательства;

- в согласии с 23 (часть 1, пункт 11) и 25 статьей Закона о защите конкуренции антимонопольные органы наделены полномочиями по проведению внеплановых проверок, целью которых является контроль соблюдения антимонопольного законодательства в отношении коммерческих организаций и прочих субъектов, указанных в данной норме;

- результаты проверки ряда субъектов, в том числе и коммерческих организаций, согласно 39 статье (часть 2, пункт 5) Закона о защите конкуренции, в случае выявления признаков нарушения антимонопольного законодательства являются основанием для возбуждения дела;

- процедура рассмотрения дела описана в 9 главе Закона о защите конкуренции.

Поскольку в отношении общества была проведена проверка соблюдения антимонопольного законодательства, суд оставил предписание в силе.

Во втором примере из практики представлена обратная ситуация, когда антимонопольный орган действительно превысил свои полномочия.

В отношении общества была проведена внеплановая проверка, по результатам которой было выдано предписание изменить положение о закупке в части, нарушающей требования к информационному обеспечению заявок (4 статья Закона о закупках).

Но суд удовлетворил требование общества отменить предписание, опираясь на следующие нормы законодательства:

- контроль за соблюдением требований Закона о закупках, согласно его 6 статье, осуществляется в порядке, установленном законодательством РФ, а именно:

- по общему правилу данный контроль осуществляется согласно 18.1 статье Закона о защите конкуренции,

- указанная статья не предусматривает возможность проведения антимонопольным органом внеплановых проверок.

Соответственно, поскольку проверялось исключительно соблюдение Закона о закупках, но не Закона о защите конкуренции, внеплановая проверка и последовавшее после нее рассмотрение дела выходили за рамки полномочий антимонопольного органа.

19. Меры, установленные в предписании антимонопольного органа для заказчика, должны быть соразмерными, в обратном случае предписание может быть признано недействительным

Случай, подтверждающий данный тезис на практике, касался аннулирования закупки. Заказчик необоснованно отклонил заявку одного из участников, а антимонопольный орган установил данный факт нарушения Закона о закупках. Согласно вынесенному предписанию, закупка аннулировалась.

Преступившая закон сторона посчитала это чрезмерным, поскольку для устранения выявленного нарушения на момент рассмотрения заявок достаточно было отменить протоколы, составленные в ходе определения поставщика, обязав заказчика повторно рассмотреть заявки.

Арбитражный суд первой инстанции оставил постановление антимонопольного органа в силе, но суд апелляционной инстанции занял противоположную точку зрения. В качестве аргументации было представлено следующее:

- антимонопольный орган не должен произвольно выбирать предписываемые заказчику меры, из их открытого перечня, содержащегося в 23 статье Закона о защите конкуренции (часть 1, пункт 3.1). Ведь принимая во внимание смысл 55 статьи Конституции РФ (часть 3), ограничение прав заказчика должно быть соразмерным.

- антимонопольный орган своим предписанием устранял выявленное нарушение, но в сложившейся ситуации были возможны другие меры, которые бы как устранили выявленные нарушения, так и позволили бы продолжить проведение закупки.

20. Если заявитель пытается признать договор недействительным, ссылаясь на собственные недобросовестные действия с целью уклониться от исполнения договорных обязательств, то ему будет отказано

С целью взыскать задолженность за подлежащий поставке согласно договору уголь поставщик обратился в суд с иском к заказчику (акционерному обществу). В ответ заказчик предъявил встречный иск, в котором требовал признать договор недействительным в связи с нарушениями Закона о закупках, которые были допущены при его заключении. Отдельно стоит отметить, что взаимодействие в рамках договора на тот момент длилось уже год.

Суд первой инстанции посчитал первостепенным то, что договор был заключен с нарушениями Закона о закупках и Стандарта, утвержденного заказчиком, в части порядка оформления заявки на проведение закупочной процедуры и прочего. Таким образом, был отменен первый иск и удовлетворен второй.

Но апелляционный суд обратился к 166 статье ГК РФ (пункту 5), согласно которой заявление о признании сделки недействительной не имеет правового значения, если заявитель действует недобросовестно. Например, если его поведение после заключения сделки позволяет другим лицам полагаться на действительность сделки. Кроме этого, обстоятельства, которые привели к иску о признании договора недействительным, были связаны с тем, что самому акционерному обществу были предъявлены обвинения в его ненадлежащем исполнении. А аргументы в пользу недействительности были основаны на том, что заявитель ссылался на свои же недобросовестные действия.

Учитывая вышеизложенное, допущенные заявителем нарушения не могут быть положены судом в основу признания договора недействительным, по иску самого же нарушителя.

Читайте также:

13 июля 2018

В Екатеринбурге на каждого ребёнка могут завести электронное личное дело

Вчера на стенде Екатеринбурга на ИННОПРОМе состоялась презентация автоматизированной информационной системы «Образование». Начальник департамента образования горадминистрации Екатерина Сибирцева рассказала о перспективах её развития.